Авторизация
Закрыть
Логин:
Пароль:
Лучшие авторы
1. Dasha - 147 цитат
2. LancelotXV - 79 цитат
3. LennyMarlya - 41 цитат
4. SIrin - 40 цитат
5. Gric86 - 31 цитат
6. InadequatePerson - 27 цитат
7. Kassi - 26 цитат
8. HayaoYokogawa - 22 цитат
9. fufboy - 19 цитат
10. Rodnaya - 16 цитат
Статистика
Всего цитат: 581
 
Всего авторов: 857
Сейчас на сайте: 0
Мы Вконтакте
Как сделать жизнь лучше?
Любовь против кризиса
Режим редактирования
Глава V

Виктор шёл по парку с задумчивым видом.

"Надя уехала... куда девать теперь квартиру? Продать разве что. Надя уехала. Я жалею? Не знаю. Мне кажется, что да. Какой я идиот! Господи, ну за что мне такие... испытания? За что?"

Он уже подходил к газетному киоску, когда вспомнил день своего увольнения, Надю со своим романтическим путешествием и Любовь. Сердце заныло, и он не знал, по кому: по Наде или по Любе.

Краем глаза он заметил, что в киоске сидит старушка лет семидесяти с высохшим сморщенным лицом, подслеповатыми глазами и длинными скрюченными пальцами. Она подозрительно посмотрела на проходившего мимо Виктора и что-то прошамкала.

Он вспомнил цыганку. Ну, конечно же ,цыганка. Миловидная девушка лет двадцати пяти, знающая про его высшее образование. Может она знает, где его Любовь?

- Простите, вы не подскажете...

- Мужчина, говорите громче! Что вы шепчете, как змея?

- Извините, - довольно громко проговорил Виктор. - А вы не знаете случайно, где можно найти прежнюю владелицу киоска?

Правильно ли он сказал, назвав ту цыганку владелицей, он не знал да и некогда было размышлять.

- А... знаю-знаю. А зачем вам? Я знаю, вы маньяк! Уходите, иначе я вызову милицию! - Бабка достала старенький телефончик из кармашка вязаной кофты.

- Да никакой я не маньяк, бабушка. Та... девушка - моя знакомая. А телефон её потерял. Думал здесь найду, а не нашёл.

- Какая ещё девушка? Клавдия Степановна, постарше меня будет. Или это мне комплимент?

- Значит до Клавдии Степановны была девушка...

- Была-была... - сощурилась старушка. - Элей звали. Она живёт во-о-он в том доме. - Продавщица высунула руку из окошка и указала костлявым пальцем на соседнее от дома Виктора здание. - Она обычно в парке гуляет. Одна. И очень часто плачет, бедняжка. Работу потеряла уже во второй раз.

- Спасибо, бабушка, - поблагодарил Виктор.

- Да не за что, касатик.

"Да уж, касатик!" - проскользнула у него мысль. Голова вдруг разболелась.

В мозгу Виктора что-то щёлкнуло. Будто сработал тайный переключатель. И одному Богу было известно - включился он или, наоборот, выключился. Одно было понятно точно - Виктор уже не был прежним Виктором - этим преуспевающим менеджером, шустрым парнем, семьянином. В эту минуту он осознал сей факт особенно чётко. Сейчас он был сродни сумасшедшему - он шёл по улице, потирая локти - всё искал Любовь. Или цыганку? Или призраков Нади? Временами ему чудилось, что где-то со скамейки на него смотрит Севастьян - непонятный страх, перемешанный с чувством глубокого стыда, одолевал его.

Виктор всегда в глубине души мечтал научиться противостоять совести. Вот некоторые люди - сделали что-нибудь нехорошее и забыли об этом! Испортили кому-нибудь настроение и пошли, как ни в чём ни бывало, дальше! А вот ему постоянно что-то не так. Сейчас мир казался ему большой ледяной горкой в плюсовую температуру...

Вновь, как будто бы из ниоткуда, в голову проник Высоцкий. "Альпинистка моя, скалолазка моя..."

Образ Андрея никак не выходил из головы Виктора уже который день...

- Эх, если бы друг был жив, то он бы точно помог бы мне разобраться во всём, что происходит со мной сейчас... - с такими мыслями

Виктор шёл к дому цыганки. Дома кружились над головой. Они сталкивались крышами с небом, потом взволнованно расплывались... Кризис ума... Всплыло вдруг самой собой в голове, - и в этот момент одно облако наверху скрючилось, превратилось в лицо, и на глазах поражённого Виктора высунуло язык. Виктор нахмурился. Пора было брать себя в руки! Пока соседние облака не стали превращаться в сжатые кулаки с вытянутым кукишем! Виктор сделал вялую попытку улыбнуться.

- Молодой человек! Молодой человек! - писклявый крик заставил вздрогнуть Виктора - пронзительный такой голосок - один из тех, которые режут уши без малейшей пощады. Он обернулся.

К нему бежала странная женщина, - она прихрамывала на левую ногу, - поэтому её бег казался таким приволакивающим быстрым шагом...

- Здравствуйте! - она не могла отдышаться, - Здравствуйте!..

- Могу вам чем-нибудь помочь? - спросил в недоумении Виктор, делая шаг назад.

- Уделите мне, пожалуйста, две минутки... Ну, пожалуйста! - слёзы наворачивались на её глаза. Виктору стало не по себе, - ему ничего не оставалось делать, как слегка наклонить голову, давая понять, что готов выслушать.

- Мой муж... Мой муж... - начала взволнованно женщина, - он умер некоторое время назад. Это был замечательный человек! Я любила его всей душой! Но... Я отвлекаюсь, простите. Он был загадочным и интересным человеком и завещал исполнить его последнюю волю - он надавал мне всяких странных записок с поручениями...

У Виктора опять мелькнула мысль о ледяной горке в плюсовую температуру. Целый мир сумасшедших - откуда они все взялись? Женщина, увидев его нахмурившиеся глаза, словно прочитав его мысли, поспешно продолжила:

- Нет, нет, не думайте ничего плохого! Просто вот он просил меня прийти в пятницу на это место - ровно в два часа и передать человеку, который будет чесать локти и беззвучно шевелить губами, вот это.

Она протянула Виктору свёрток

Виктор зло взглянул на женщину.

- Я, по- вашему, беззвучно шевелю губами?! Никогда, знаете ли, не замечал за собой! Или локти почёсываю, словно сумасшедший! Вы в своём уме! Что за ересь вы несёте! Это не я - нужный вам человек! - Виктор уже даже перешёл на крик и, заметив это, слегка понизил голос, попытавшись взять себя в руки - Да и время сейчас, - он залез рукой в карман в поисках сотового телефона...

- Семь минут третьего, - с суеверным страхом произнесла женщина, дрожащими руками держа свёрток. - Я просто опоздала немножко. Вот и бежала за вами - мне бабушка подсказала, куда вы пошли.

Виктор так и не нашёл телефон в кармане. Он сейчас лишь стоял и смотрел на женщину, - то ли в немом шоке, то ли в психологическом потрясении, - а может и сразу в двух этих состояниях. Ему уже ничего не хотелось знать. Он развернулся с намерением уйти.

- Все ваши проблемы решаемы, - проговорила женщина вдруг. Виктор застыл на месте... Где-то он уже это слышал...

- Я свой долг выполнила, - положив свёрток на землю, женщина развернулась и пошла, спешно удаляясь от Виктора. - И, кстати, - она резко повернулась, - Вы чешете локти! И губами что-то шепчете! Не замечаете, наверно.

После этих слов она будто исчезла - ушла и, скрывшись за очередным деревом, пропала. Виктор стоял и смотрел на свёрток.

"...Все ваши проблемы решаемы...", - пропело что-то. А потом кто-то добавил "...это лишь милое заблуждение..."

Виктору стало не по себе. Он в последний раз взглянул на свёрток и, решительно повернувшись, зашагал прочь от этого места.

Через несколько шагов он остановился и оглянулся на сверток. Тот по-прежнему лежал посреди дорожки и будто подзывал его, покачивающимся от ветерка отвернувшимся углом. Виктор отвернулся и сделал еще несколько шагов прочь от свертка, но тут неожиданно даже для самого себя, резко развернулся и побежал. Он остановился рядом со свертком и смотрел на него со страхом и со все больше растущим желанием узнать, что же там внутри. Здравый смысл говорил ему, что ничего хорошего или хотя бы полезного для него там быть не может, но сердце говорило что там что-то очень важное, что-то, что может помочь ему...

Он медленно наклонился и уже протянул руку, чтобы взять сверток, как вдруг под рукой оказалась мохнатая черная спинка. Карие глаза собаки преданно смотрели в глаза Виктора, и, чуть подпрыгнув, Лулу (а это была именно она) лизнула его прямо в нос. Виктор выпрямился и оглянулся. В самом начале парка виднелась грузная фигура Нины Васильевны, той самой соседки, на попечение которой он оставил Лулу.

Опираясь на палочку, пожилая женщина, как могла, спешила догнать вырвавшуюся от нее собаку.

Лулу, радостно повизгивая, прыгала вокруг Виктора, иногда зацепляя лежащий на асфальте сверток. Виктор поймал волочащийся поводок Лулу, чуть подумав, все же поднял сверток и, взяв его под мышку, направился навстречу Нине Васильевне.

- О! Так вот оно в чем дело! - радостно воскликнула соседка разглядев Виктора подслеповатыми глазами. - А я-то думаю: и чего это Лулу сегодня такая радостная? Как ты уехал она сама не своя была, то не ест и лежит днями, а то начинает бегать по квартире и выть, будто что стряслось. Я уже и Федорыча просила посмотреть - не заболела ли? Так он успокоил, сказал что Лулу просто переживает.

Виктор стоял и, глупо улыбаясь, делал вид, что слушает болтовню Нины Васильевны, а сам в это время изо всех сил старался понять, что же там - внутри таинственного свертка?

- Да ты меня слушаешь ли? - вырвал его из размышлений голос Нины Васильевны, - говорю, девушка к тебе приходила!

- Девушка?! - встрепенулся Виктор.

- Да, девушка, - кивнула Нина Васильевна, - красивая такая. Я как раз зашла цветы полить, а тут звонок в дверь. Открываю, а она стоит: "Витеньку, - говорит, - можно позвать?"

В груди Виктора все оборвалось. Только появившаяся надежда, что это была его Люба, рухнула в пропасть.

- Она представилась каким-то странным именем, - как ни в чём не бывало продолжала Нина Васильевна. - Вроде... Не помню. Запамятовала. Старая совсем стала.

Пожилая женщина виновато дотронулась до своей головы.

- Не Любовь случайно? - спросил Виктор и понял, что хочет сейчас всего лишь две вещи - вытащить свою надежду на то, что незнакомка всё-таки была Любой, из "пропасти" и посмотреть содержимое свёртка. Он осторожно ощупывал его - было что-то твёрдое.

- Любовь?! - удивлённо посмотрела на него соседка. - Неееет. - протянула она. - Говорю же, имя было странное такое... Ох, времена... Вспомню, - скажу. Вот раньше всё помнила, бывало ещё на Будёновке жили, - дочке все стихи наизусть читала, а теперь вот даже имя не помню. Помню, мы гуляли вот по саду с дочкой, а она мне и говорит...

Виктор мысленно заткнул уши и смотрел пустыми глазами на соседку, что-то усердно ему рассказывающую. Свёрток задрожал у него в руках...

Лулу радостно тявкнула, а неизвестно откуда взявшееся Счастье стало усердно облизывать правую лапку. Действительно, Виктор был готов принять тайну свёртка.

Он не придал особого значения рассказу Нины Васильевны про девушку со странным именем - мало ли кто это мог быть. "Витеньку можно", - вспомнил Виктор и усмехнулся. Все мысли его были заняты странным "посланием". Какая в конце концов разница, кто приходил, если это была не Люба? После десятиминутного экскурса в прошлое Нины Васильевны, Виктор, наконец, отошёл в сторону и, воровато оглядевшись, стал аккуратно открывать свёрток.

Лулу, словно почуяв неладное, взволнованно закружилась вокруг хозяина, и, в конце концов, побежала за уходящей Ниной Васильевной - видимо, попрощаться. Виктор даже не обратил на это внимание.

Даже Счастье замерло в ожидании и высунуло язык.

Увидев содержимое свёртка, Виктор побледнел...

Там лежал компас! Да, да, - с виду ничем непримечательный компас! Но Виктор, разумеется, побледнел не от этого! Ещё там были две небольшие фотографии, согнутые пополам по внешней стороне - с одной ему улыбалось лицо Нади - его, теперь уже бывшей, жены, так безжалостно оставившей его в Испании почти без денег и с трогательной запиской, а на другой... Была Любовь... Любовь! Любовь?! Нет, нет, и вправду она?! Сердце Виктора, казалось, прыгало во все стороны. Черты её лица глубоко врезались ему в память... Этот слегка вздёрнутый носик, застенчивый взгляд из под тонких золотистых бровей - как у маленького затравленно волчонка - вместе с тем, отчаянно добрый и удивительно проникновенный!.. Виктор стоял в тумане реальности - и сейчас ему уже трудно было бы что-либо объяснить... Слишком много перемен... Невероятных событий. И всё за последнее время...

Медленно, словно остерегаясь чего-то, Виктор перевернул фотографию Любви...

На обратной стороне чётким, аккуратным почерком было выведено: "Любовь доверчива и слепа. Влюблённый слепец доверчив вдвойне. Каждая третья дверь - ведёт не туда. Полумесяц - враг живому. Июньский вечер. Парк Молчанова. Катар Бельконне."

Виктор ничего не понял - казалось, здесь была какая-то загадка! Он нетерпеливо развернул вторую фотографию - ту, на которой была изображена Надя.

"Не способный на Поступок, не имеет права Действовать. Следуйте направлению Знания. Кризис Ума. Книга о Счастливых. Севастьян Оттоне. 1851 г."

Виктор пошатнулся. Его спина вымокла буквально за мгновения - будто с каждой буквой на него выливали стакан воды... Холодные градинки скатились со лба. Он перечитывал и перечитывал сообщения... Смотрел на Любовь - и, сквозь слёзы, смеялся. Всё смешалось...

Дрожащими руками он бережно убрал в карман фотографии и компас.

Впечатлений хватило и без компаса. Сейчас нужно успокоиться и попробовать во всём этом разобраться...

Разобраться...Легко сказать! Стерлась какая-то грань между реальностью и чем-то необъяснимым. и уже ничего не понятно,совсем ничего. Но интересно. Какая-то игра с судьбой. Проверка на вшивость. Может и не стоит ничего разгадывать? Пусть все будет, как будет.

Виктор, забыв про всё, брёл к своему дому. Благо, идти было немного.

"Надя, Любовь... компас. Это проделки Севастьяна! Я не удивлюсь, если он жив, а жена его какая-нибудь актриса драматического театра!" - думал Виктор. Вдруг он остановился.

Счастье, задрав пушистый хвост, развернулось и побежало в парк, лишь один раз обернувшись и сверкнув глазами.

- Простите, Виктор! Постойте, пожалуйста! - донеслось откуда-то сзади. Виктор успел только подумать: "Какой же я эгоист! От меня даже Счастье отвернулось, не то, что Любовь..."

Он развернулся и увидел бегущую к нему девушку. "Как старушка её назвала? Эля? Да, Эля... цыганка?"

Девушка перешла на шаг, поняв, что Виктор никуда уже не уйдёт и не сбежит.

- Здравствуйте. Я знаю, что вы меня помните. Не надо отпираться. Тем более, вы меня искали. - Она уверенно подошла к Виктору, глянула ему глаза в глаза и откинула со лба упавшую тёмную прядку волос.

- Да, я искал вас...

- Я знаю. Можете не говорить, зачем. - Девушка огляделась по сторонам и вдруг предложила: - Давайте пройдём в парк, посидим и поговорим. Мне есть, что вам сказать.

Виктор пожал плечами, развернулся и направился в зелёный, ещё свежий парк.

- Кыс-кыс-кыс! - Эля, немного подождав, устремилась за ним.

Счастье вынырнуло из кустов, удивлённо посмотрело на цыганку, но последовало за ней.

Они сели на первую попавшуюся скамейку. Виктор не знал, о чём говорить.

- Я знаю, что вы ищете Любовь. Девушку Любочку, которую вы считаете своею Любовью. Истинной, которую нельзя подвергнуть сомнению. Но я хочу вам сказать, что... ваша Любовь сейчас плачет навзрыд в Америке, прижавшись к чужой мужской груди. - Виктор удивлённо посмотрел на Элю. - Не смотрите так на меня и не спрашивайте, откуда я это знаю. Я просто ЗНАЮ. Да, вы найдёте Любу, и она вас найдёт. Но это не та Любовь. Может быть, вы и будете вместе, только знайте, что вы убьёте свою настоящую Любовь. Морально убьёте. А ещё... - Эля задумалась. - Любовь может стать для вас хорошим другом. Она может поставить вас на путь... истинный. - Девушка улыбнулась. - Но вас ждёт Надя. Она любит вас. Она хочет вернуться назад. Но она боится... боится, что вы никогда её не простите. - Счастье запрыгнуло на руки к Эле и свернулось калачиком, довольно мурлыкая.

- Что вы такое говорите? - Виктор непонимающе уставился на девушку. Счастье подняло на него глаза. - Я ничего не понимаю...

- Вы думаете, что я цыганка... - печально произнесла Эля. - Моя мать - цыганка, отец... да, собственно, без разницы, кто он. А я... вы ничего не поймёте, даже если я вам что-то скажу.

- Скажите хоть что-нибудь..

- Есть люди, которые... которые просто знают и всё. Уверенные люди. Странные люди. Сумасшедшие. Вы ведь знали Севастьяна? Он знал всё наперёд случившегося. Только он думал, что вы не возьмёте его денег. Но вы взяли. Я знала, что вы встретите Любу, что вы купите "Из рук в руки", но даже не воспользуетесь этой газетой. Я многое знала. И знаю до сих пор. Это странно, я понимаю. Не смотрите так на меня. Вы не понимаете, но... это есть. Называйте это, как хотите. Бредом, экстрасенсорными способностями, интуицией, сном. Мне всё равно. Только вы должны знать, что ваша Любовь без вас умирает. Вы можете не успеть её спасти.

Эля гладила Счастье по головке и смотрела на Виктора.

- Вам сейчас со старой работы звонят. Возьмите, пожалуйста, телефон. Это новая секретарша вашего директора, Анастасия.

Виктор пошарил в кармане рукой и нащупал телефон. Он завибрировал и надрывно запел.

- Алло!.. Да, это я. Что, простите? Вас плохо слышно. В следующий понедельник? Да, конечно. Спасибо.

- Ну? - спросила Эля.

- С работы. Анастасия Михайловна.

- Что я говорила? - Девушка улыбнулась. - Любовь скоро вернётся...

Виктор улыбнулся и опустил голову на руки. "Любовь скоро вернётся..." - мысленно повторил он.

- А кризис будет вам не ведом. - Счастье спрыгнуло на землю, потёрлось об ноги Эли и побежало по аллее парка.

- Севастьян - ваш отец? - спросил Виктор и посмотрел на пустое место рядом с собой.

Эля обернулась в конце аллеи и пожала плечами.

Виктор ЗНАЛ, что Севастьян Оттоне её отец...

Виктор еще долго просидел в парке на скамейке. Он пытался понять, оценить все произошедшее. Почему все так произошло? А самое главное, что значит эта таинственная посылка. Он держал в руках фотографии. Вот Надежда, а вот и Любовь. Обе такие дорогие, любимые, нежные.

- Только Веры не хватает, - мелькнула мысль в голове Виктора.

Решение пришло само и как-то сразу. Он взял телефон и набрал знакомый номер.

- Да! - раздался в трубке женский голос. Слова "Алло" она не признавала.

- Ну, здравствуй, - это я!..

***

Андрей очнулся... По уже старой, выработавшейся за годы привычке он не стал открывать глаза и шевелиться. Первое, что он сделал это начал внимательно слушать:

...Эта ночь для меня вне закона.

Ночи все у меня не для сна.

А усну - мне приснится мадонна,

На кого-то похожа она...

- Странно, мелькнуло в голове у мужчины, - Высоцкий, - и судя по всему играет пластинка. У кого здесь в аулах может быть проигрыватель? Андрей осознал, что лежит на чем-то твердом, прикрытый чем-то вроде одеяла и абсолютно голый.

- Что же со мной случилось? - в голову не приходило абсолютно никаких мыслей. Последнее что он помнил, это как они ехали в аул за водкой к знакомому осведомителю среди чеченов. А что было потом?...

Андрей недолго находился в оцепенении, многолетние привычки брали свое. Он медленно встал, сел в кровати и начал осматриваться. Оказалось, что он находится в большой светлой комнате. По всей видимости это была какая-то квартира с очень странной обстановкой. Комната была узкая и длинная, на противоположной от него стене было окно, с лева дверь, которая явно вела в коридор. Сам он сидел на диване, на полу лежал ковер, еще он приметил большой стол и комод.

Андрей закутался в плед, которым накрывался до этого и вышел в коридор.

Оглядевшись он понял, что это на самом деле самая обыкновенная квартира. Причем с кухни чем-то приятно пахнет, а в ванной кто-то есть. Андрей схватился за голову, у него начиналась паника. Вопросы кружились в голове как сумасшедшие.

Усилием воли молодой человек взял себя в руки. Он еще раз осмотрелся вокруг. То, что вокруг него не аул и то, что он наверняка не в Чечне - это было понятно сразу. Но как он здесь оказался?

Андрей подошел к окну и по въевшейся в кровь привычке, чуть-чуть, совсем слегка отодвинул край шторы посмотрел сквозь едва образовавшуюся щель на улицу. Увиденное ввергло его в шок.

Это был его родной город!